Кто она?

about me

Сижу и пытаюсь вспомнить тот момент, когда началось в моей жизни это увлечение едой. Точно не из детства. Я не их тех, кто может часами вспоминать о том, как мы с мамой месили тесто и пекли пирог с брусникой ранним воскресным утром. Или с бабушкой, с бабушкой даже лучше. Есть в этом какая-то романтика. Только бабушка у меня готовить терпеть не может. Вот такая неправильная бабушка. А мама, конечно, готовит, ну а у кого она не готовит? 

И какого-то нереального гастрономического опыта тоже не было, такого, чтобы раз и навсегда перевернуть мое мировоззрение. 

Наверное, сначала это была глупая мечта. Мне казалось, что очень было бы здорово открыть пекарню с горячими плюшками и хорошим кофе. Такое маленькое уютное кафе, где бы я знала имена постоянных посетителей, ходила бы между столиков и спрашивала, как у них дела и вкусный ли круассан. Не подумайте, что я испекла хоть один круассан к этому моменту своей жизни! Идея спала в моем подсознании, и я никогда не думала о ней серьезно. Это первое воспоминание.

Следующее воспоминание переносит меня на солнечный берег Шри Ланки. Утром первого января я сидела на пляже и смотрела на накатывающие волны океана. Рядом сидел мальчик из Гонг Конга и рассказывал мне о крабах. А когда все рассказы о крабах закончились, начались рассказы об акулах. И, как ни странно это прозвучит, мне было интересно, потому что говорил он с таким задором, как будто это дело его жизни. В университете он изучал морскую биологию, и крабов и акул правда нежно любил. Вот так просто: любишь что-то — бери и делай.

И как такая простая идея никогда не приходила мне в голову? “Если бы ты могла заниматься чем угодно, что бы это было? Что бы заставило тебя просыпаться и чувствовать себя счастливой?” — спросил он.

“Замешивать тесто… открыть ту пекарню, о которой я в шутку думала пару лет назад.”

“Ну так открой!” 

И больше я его не видела. Нет, серьезно. После этого разговора пришли друзья, все стали собираться домой, потому что новый год новым годом, а работу никто не отменял. И больше я его правда не видела, а разговор этот помню.

Было бы здорово написать, что на следующий день я бросила работу, нашла инвестора, открыла пекарню, и круассаны мои — просто объедение. Прошло восемь лет с того дня на пляже, а пекарни все нет. Если честно, мне ее больше и не хочется. 

За восемь лет я закончила кулинарные курсы у французского шефа на Шри Ланке (бывает и так), декорировала торты с переменным успехом, открыла и закрыла собственную маленькую кондитерскую на дому и начала этот блог. 

За эти годы я поняла, что люблю еду. Во всех ее проявлениях, но особенно в связи с культурой стран, далеких и близких. Поэтому здесь я пишу о кулинарных традициях, о том, как люди едят во всем мире, о блюдах, которые являются отражением истории и обычаев разных стран. 

Иногда я пишу о своем, о личном. Эти размышления можно найти в категории “Заметки на полях”. И еще немного о важном для меня, а это экология, защита окружающей среды, путешествия со смыслом и горячие бразильские парни. 

Если вам это тоже интересно, оставайтесь! 

Юля

Мне можно написать сюда: thatswhatshehad@gmail.com

P.S. Название блога That’s What She Had — это игра слов на английском языке. В дословном переводе что-то вроде “вот, что съела она”. Я часто пишу о своих любимых блюдах и ресторанах вокруг света. Надеюсь, что и вы когда-нибудь попробуете “то, что съела она”, будь то бисквиты с подливой, приготовленные ковбоями в Техасе, карри из джекфрута на Шри Ланке или рис с курицей за два доллара в ресторане с одной звездой Мишлен. 

Закрыть